Kluchareva Natalya (melory_nox) wrote,
Kluchareva Natalya
melory_nox

история Нади и Коли

эту историю много лет назад рассказал моей маме художник Николай Калита. а сегодня - под рюмочку в день победы - она попала ко мне.
году в 56-м художник Калита приехал с делегацией советской интеллигенции в Индонезию. в то время там был коммунистический режим, и наши страны дружили. это была первая или одна из первых поездок кого-то туда. конечно, они были только в столице и крупных городах. но вот случайно образовался выходной, и их переводчик отпросился съездить к родственникам. а любопытный художник Коля напросился с ним вместе. неофициально, разумеется. Индонезия - это множество маленьких островов, на одном из них, не больше московского двора, и жили родственники переводчика. и вот подплывают они на лодке к острову. по берегу идет рыбак. такой же, как все остальные индонезийские рыбаки - смуглый, тощий, в белых штанах по колено. и вдруг художник говорит: "это - русский". переводчик покрутил у виска: откуда тут русские? но когда они причалили, художник догнал рыбака и окликнул: "Эй, мужик!"
как тот потом рассказывал, он обернулся совершенно машинально, не успев подумать, как-то подготовиться. на крошечном индонезийском острове, где он жил уже 10 лет, никто не знал, что он русский, и русских туда никогда не заносило. вот он от неожиданности и среагировал, спалился. ну, дальше - делать нечего - пригласил художника в свою хибару на берегу и всё выложил. звали его тоже Николай, родом откуда-то то ли из Курской, то ли из Орловской области, всю войну прошел без единой царапины, дома ждала мать и невеста Надя, о которой он и спустя столько лет говорил с трепетом. но из Берлина их роту направили не по домам, а на Дальний Восток - довоёвывать с Японией. и по пути туда этот Николай вдруг со всей ясностью понял, что едет умирать. что его убьют в первом же бою. и он, сто раз ходивший в рукопашную, не то что испугался, а смертельно затосковал. так, что не смог справиться. и сбежал. дальше был авантюрный роман - моряком, рыбаком, бродягой - через Японию, Китай, через моря и океаны... тут подробности утеряны. известно только, что с местными солдат Коля объяснялся на смеси китайского и еще какого-то. в итоге осел он на этом острове, рыбачил, жил один, островитянками не утешался, тосковал по Наде.
художник Коля робко спросил солдата Колю, не хочет ли тот вернуться? но, несмотря на известие о смерти отца народов, солдат всё равно не без основания опасался тюрьмы, да и не к кому, говорил он, возвращаться. невеста Надя если и ждёт до сих пор, то ждёт героя, каким он был для неё всю войну, а не труса и дезертира... на том и распрощались.
прошло 20 лет.
художник Калита приехал куда-то в российскую глубинку с какими-то "днями советской культуры". отработал свои встречи со школьниками и активом профсоюзов. или что там было. и опять - в программе образовалось свободное время. и они с товарищами пошли по грибы. он заплутал. вышел к какой-то деревне. был уже вечер, автобус до райцентра намечался только утром. деревенские отправили художника на ночлег к бабе Наде, которая жила одна - соломенной вдовой, как ему сказали. он вошёл - и встал, "как громом поражённый" - такой красивой была эта старуха (хотя, если подсчитать - то ей к тому времени было 50-60 лет - не такая уж и старая по нашим меркам). стал её расспрашивать, почему она, такая красавица, да одна? она рассказала, что обещалась солдату Коле, который без вести пропал в самом конце войны, дойдя уже до Берлина... ну, мы-то с вами, глядя на эту историю, как на сюжет, конечно, сразу догадались, кто такая эта баба Надя. но в жизни всё не так, как в книгах. и художник Калита не догадался! ну, мало ли Надей, мало ли Колей, мало ли не вернувшихся солдат, не дождавшихся невест... вот ничего и не щёлкнуло у художника.
а потом прошло еще неизвестно сколько лет. и Калита, разговаривая в компании друзей-художников о красоте, вспомнил эту красивую старуху, стал про неё рассказывать - и вот во время этого рассказа - у него, наконец, щёлкнуло и замкнуло. и он со всей очевидностью понял, что это - они. ну, там не только интуиция была, но и какие-то непреложные детали, которые ныне историей утеряны. и понял Калита, что промысел совершенно определенно вел его через десятилетия и континенты - как вестника от одного к другой... а он - не догадался.
конечно, ему говорили, что можно попробовать найти эту старуху снова, хоть он и не помнил ни названия деревни, ни ее расположения, но если задаться целью - то все возможно. и он соглашался, что возможно. но делать этого не стал. счел, что не имеет "морального права". ведь она любит своего жениха героем, а не дезертиром и трусом - короче, он повторял текст солдата Коли.
одно слово - мужчины. я бы обязательно сказала. потому что ей важен не героизм, а то, что он был жив и помнил о ней, любил ее на своем индонезийском острове, как она его в орловской деревне.
Tags: люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments