Kluchareva Natalya (melory_nox) wrote,
Kluchareva Natalya
melory_nox

сказочник и деревья

В одном большом городе жил сказочник. Звали его, скажем, Алёша. Или, нет, кажется, Паша. А, может, и вовсе - Жан Антуан Кристоф Бегемот Себастьян.
Он и сам толком не знал, ведь когда круглый год только и делаешь, что рассказываешь сказки, все остальное просто вылетает из головы.
Дети, конечно, всегда спрашивали, как его зовут, это же их любимый вопрос.
А сказочник всегда отвечал: "Как хотите"
И каждый день дети придумывали ему кучу новых имен.
Некоторые он даже записывал на полях шляпы, чтобы не забыть.
Например, мальчик в круглых очках назвал его Квукой, а девочка с синими колготками на голове (это она играла в Мальвину) - Брат Камушки.
Еще среди имен были Добрый Вечер, Лось Лосёвич, Килиманджаро и Шестью Три.
Каждое утро сказочник приходил на детскую площадку, вынимал из рюкзака апельсины и вырезал на их кожуре разные рожицы. Одни получались грустные, другие веселые, третьи
хитрые, четвертые - задумчивые. Только злых среди них никогда не было. Злых сказочник не любил. Да и кто их любит?
Постепенно вокруг собирались дети. Сказочник вручал каждому апельсин и рассказывал сказку. Если апельсин улыбался, сказка выходила веселая, если грустил - печальная.
Часто дети спрашивали, не в апельсинах ли живут его сказки?
"Нет, - улыбался сказочник, - в апельсинах живут только витамины. А сказки... сказки живут в моей бороде, они ж тепло любят..."
И, правда, закончив одну историю, сказочник некоторое время молчал, зевал и задумчиво чесал бороду, будто собираясь сказать: "Ну, что - на боковую?"
И порой дети успевали заметить, как из медно-рыжей бороды выскакивает что-то маленькое и ныряет прямо в открытый рот.
В этот момент сказочник тут же переставал зевать и начинал новую сказку.

Да, сказки жили у сказочника в бороде. А вот как они туда попали? Об этом дети почему-то не спрашивали. Видимо, думали, что сказочники прямо так и рождаются: с бородой, набитой сказками.
Но это неверно. Сказочники, представьте себе, рождаются вообще без бороды. А у многих она совсем никогда и не отрастает. Так что не в ней дело.

Дело в деревьях. Сказки живут на обратной стороне листьев, там же, где эльфы.
И все сказочники знают этот секрет. Они умеют дружить с деревьями. Подойдут, пошепчут что-то в дупло, погладят корни - сказки так и посыпятся, будто капли после дождя.
Каждый их собирает, куда придумает, - кто запазуху, кто в шляпу, кто в нагрудный карман. Кто-то - в чемодан, чтоб не помялись. А одна старушка из Верхней Пышмы, идя за сказками, привязывала себе на спину большущий печной горшок на кожаных подпругах.

Все сказочники стараются летом запасти побольше сказок, чтоб хватило на долгую зиму, когда старые сказки уже облетели, а новые еще не проклюнулись.
Наш сказочник для этого даже работал дворником. Не всегда, конечно. Только в листопад. Большой метлой сгребал он опавшую листву, набивал огромные мешки и тащил домой.
К концу осени вся квартира оказывалась заполнена листьями, в которых копошились сказки. Кровати у сказочника не было, да и одеяла тоже, поэтому он, как сурок, зарывался в листву и засыпал, а сказки тихонько заползали к нему в бороду.

Сказочник так крепко дружил с деревьями, что не хотел расставаться с ними, уходя домой. Поэтому он вырастил у себя на балконе маленький лесок в огромных корабельных бочках. А еще посадил деревца на карнизах, на крыше, в лифте, даже в водосточной трубе.
Деревья тоже любили сказочника и росли изо всех сил. Слушая по ночам, как они шумят, набирая силу, сказочник мечтал, что скоро весь дом превратится в непролазные джунгли.
Так бы оно и вышло, если бы не соседи, которые вдруг решили, что деревья заслоняют им свет. Не сказать, чтобы эти зануды как-то особенно любили солнце. Просто экономили электричество.
"Если ты не уберешь свои деревья, завтра мы их спилим!" - пригрозили они, потрясая топорами и пилами.
От одного вида этих страшных орудий сердце сказочника выпрыгнуло из груди и укатилось куда-то, как мячик.
А сказочник надел шляпу, где записывал имена, придуманные детьми, и побежал на вокзал. В тяжелую минуту он всегда ходил к поездам. Мерный перестук колес возвращал сердце на место.
Когда сердце вернулось, сказочник сел на платформу и заревел. Была ночь и никто не мешал ему лить слезы и вытирать их рукавом. Однако сказочник так громко и так горько шмыгал носом, что разбудил старый товарный поезд, спавший на запасном пути.
Поезд подошел поближе, перешагивая через рельсы (по ночам поезда себе иногда это позволяют), включил фары и внимательно рассмотрел плачущего.
После чего спросил:
"Почему у тебя разные носки?"
"А почему у тебя одинаковые?" - машинально ответил сказочник, давно привыкший, что каждый встречный (кроме детей, конечно) задает ему этот дурацкий вопрос.
"Я вообще босиком!" - пыхнул поезд и помахал блестящим колесом. - "И все-таки о чем ты плачешь?"
Тут сказочник прижался лбом к железному боку поезда и впервые в жизни стал рассказывать не сказку, а быль. И так разволновался, что упал с платформы.
"Если бы деревья умели ходить, они бы давно от нас сбежали!" - прокричал он снизу, пронзительно, как чайка.

"А это идея! - вдруг загудел поезд. - Ведь твои деревья растут в бочках! Мы можем их увести!"
"Куда?"
"Да куда угодно! Я совершенно свободен, меня же списали в утиль!"
"Мой дом слишком далеко", - вздохнул сказочник, - "До утра я успею принести сюда от силы два деревца"
"Я могу подъехать прямо к подъезду!"
"Что ты! Там нет рельсов, даже трамвайных!"
"Не беда! Смотри!"
Поезд подпрыгнул, вильнув пустыми вагонами, и оказался на платформе.
"Показывай дорогу!"

И они помчались по ночным улицам, иногда даже немного взлетая над мостовыми.
До рассвета сказочник грузил в вагоны тяжеленные бочки.
Каждое дерево обнимало сказочника ветвями, что-то шептало на ухо и листьями нежно вытирало пот со лба.
Утром старый товарный поезд, плавно, чтобы не опрокинуть бочки, тронулся в путь. В последнем вагоне на куче прошлогодних листьев крепко спал сказочник.
И ему снилось, что все городские деревья снялись со своих мест и двинулись следом за поездом.
А с ними - все сказки.
А потом - и все дети.
Ведь детям нельзя без сказок. И без деревьев. Никак нельзя.

А поезд шел все быстрее и легче, уже почти не касаясь земли.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment